ivakol1 (ivakol1) wrote,
ivakol1
ivakol1

По диким степям Прибайкалья (из путевых записок во время съемок проекта «Уроки географии»*)

- Правда ли, что у вас, в России, по дорогам медведи ходят?
- Что вы, врут! Какие дороги?! Откуда?
(анекдот, рассказанный сотрудником администрации Хабаровского края)

- Русь, куда несешься, дай ответ....
Не дает. Укачало ее.
И впрямь.
- Ехать далеко?- спрашиваешь у местного водителя в Прибайкалье.
- Не, - отвечает, - рядом.
- Сколько километров?
- Да немного…
- Ну, ехать по времени сколько?
- Да тут недолго…
Излишне говорить, что дальше следует часа два-четыре тряски по ухабам с непременным поминанием добрым словом продюсеров, написавших в плане съемок "выезд на локацию ранний, но группа отсыпается в машине". С таким же успехом можно спать в работающей стиральной... Кстати, если кто знает, задолго до стиральных машин хозяйки использовали стиральные доски... Вот и представьте, что по этакой доске едет «газель».... И так 300 км от Иркутска до острова Ольхон. Разговаривать в машине бессмысленно. Не съемочная группа, а стая птиц-говорунов их мультика "Тайна третьей планеты"... Есть и пить невозможно вовсе... А если и удалось - то ненадолго. Через час дороги чувствуещь себя не чувствующим себя. А до Ольхона - все четыре часа. Ибо водитель, прикрепленный к нам, пожилой и, увы, почти беззубый дядечка по имени Николай, везет нас на желтой "маршрутке" без бокового стекла, дырка от которого заклеена полиэтиленом и скотчем. А еще на желтом борту большими буквами написано: ДЕТИ. Едем по Иркутску. Притормаживаем на повороте. Медленно проезжаем мимо пытавшейся проскочить перед нами через дорогу, но вовремя остановившейся на обочине дамы, которая видит надпись и, вероятно, понимает, что чуть не стала причиной ДТП с несовершеннолетними. А потом поднимает глаза и из окна над надписью ДЕТИ на нее смотрит режиссер Дима Васильев, лысый, небритый, с усталыми глазами. И я. Такой же, но с волосами. И с банкой пива. Видели бы вы взгляд той дамы. А еще на этой «газели» установлено ограничение по скорости в 60 км/час. Едем, то презрительно, то раздраженно обгоняемые другими машинами... Нам даже не сигналили. Не разменивались. Если б дело происходило в гражданскую - думаю, даже не стреляли бы... Патронов бы жалели на такую дрянь... А бедный Николай, вынужденный катать нас на малознакомой ему тачке, за что только не задел бортом на поворотах в Иркутске. И как только не стукнулся кузовом о неровности трассы. Мы переглядываемся: водить-то он умеет? Тем более что на дорогу смотрит то ли сосредоточенно, то ли испуганно. Мы испуганно смотрим на него в любом случае. Или в пол, потому что на дорогу - страшно. Впечатление участия в реконструкции землетрясения 1862 года в заливе Провал.
Был в моем детстве такой французский фильм с российским гражданином Жераром Депардье в главной роли. Назывался "Невезучие". Вот наш Николай и живет, точнее, как он сам с грустью говорил, доживает полтора месяца до пенсии, как будто с клеймом "невезучий", а не с надписью ДЕТИ на борту машины. В день нашего приезда ему на автобазе дали эту самую газель. Новенькую. С иголочки, то есть, с конвеерчика.... И он тут же ухитряется грохнуть стекло. Камень, говорит (так его элемент солдатского ремня- жужжащее насекомое, или бляха-муха) попал.. Стекло - толстеннное - вдребезги. На второй день ему взамен покалеченной «газели» дали другую, старую. Надо же нас возить. В ней как будто в Москве на работу едешь. Только до Ольхона. Ощущения я описывал выше. Так и на этой газели при выезде с ольхонской переправы нас остановил суровый бурятский лейтенант ГИБДД и, немногословно, после проверки документов, велел Николаю снять номера.
- Да страховка, - ворчит, перебиваясь матюками, наш Николай, - закончилась аж в прошлом году....
- И что теперь?
- Да оно не мое дело, пусть начальство разбирается.
- А мы-то как?
- Да как, дальше поедем.
- А что ж вы так, спрашиваем, со страховкой-то?
- Да я-то, - почти кричит, - причем? Я вообще не водитель, я - СТОРОЖ! (здесь, по драматургии, краткая молния и немая сцена). Вот я кто. А меня за руль, элемент солдатского ремня - жужжащее насекомое...
Робко интересуемся, пораженные вновь открывшимися обстоятельствами дела: а права то у вас есть?
- Еееесть. - протягивает невезучий с более спокойной интонацией типа "ну, хоть здесь-то все в порядке...". И так три дня...
На третий он не приехал к назначенным 9 утра... Звоним. Обещает к 9.30. Мы сидим в гостинице буквально на иголках... Опаздываем. Люди в Усть-Ордынске ждут. Илона, сценарист, систематически звонит ему и осведомляется, где он, собственно и когда будет... Ааа, через десять минут? Хорошо, ждем. Проходит полчаса. Нету. Снова звонок. Оказывается, Илона рано положила трубку. Там следовало: через 10 минут выезжаю... В общем, выехали через 2 часа... Николай оправдывается:
- Ну, проспал я полчасика..
- Но не два ж часа!...
- Да, элемент солдатского ремня-жужжащее насекомое, там пробка ж потом была!....
Наше перманентное распитие пива в машине ему явно было неприятно, но водила терпел это, вероятно, потому, что выпитое пиво требовало регулярных санитарных остановок. И пока мы разбирались с побочным продуктом потребления пива, он имел возможность покурить. В последний вечер, увидев меня, отснявшегося и счастливого, в дымном облачке свежераскуренной сигары, Николай потянул носом воздух:
- Чьи такие?
- Канадские, - говорю. - Так себе.
- Вкусно, поди…
- У меня есть еще. Угощайтесь...
Даю.
- Ладно, попробую.
Пробует. Затянуться не получается. Гильотинки нет, сигара не обрезана.
- Вы, - говорю, - откусите краешек и сплюньте, чтоб раскурить...
- Да вы что? - отмахивается испуганно, - Такая штука дорогая. Расплевываться еще... Все равно не взатяг...
Разговор происходит поздним вечером в Листвянке... Это место истока Ангары, единственной берущей начало в Байкале реки. Листвянка сегодня - это такое сочинское Лоо в 90е... Высокие цены, низкое качество, дорогущие турбазы, грязь, толпы народу, запах рыбы и шашлыка, романтики и выкачивания денег из романтиков... Несколько километров побережья ангары и самого краешка Байкала плотно застроено. Припарковаться катастрофически негде: улицы Каира по сравнению с набережной Листвянки - трасса на Мурманск в рассветный час. Каждый квадратный сантиметр набережной либо что-то продает, либо кормит, либо поит многочисленных туристов... На берегу пляж, жарко, ходят пляжные такие люди. В деревянных кабинках раздирается руками копченый омуль под разливное пиво и под "я хочу от тебя дочку... И точка...". Песни певицы Натали – вообще прекрасное пособие по изучению географии России. Что в девяностые песня про летний муссон на дальнем востоке (Ветер с моря дул, нагонял беду...), что сегодня - про необходимость решения демографической проблемы... Пардон, отвлекся. Здесь кто-то валяется на галечном берегу на полотенцах, кто-то бродит по камням.... Купаются единицы. Поручик, вы хотели бы быть лебедем? Голым задом в холодную воду - увольте-с!.. Странное место.... Вот уж что-что, а отдыхать там выглядит безумием... Хотя... И лошади, и акваланги...
Акваланги в сценарии оказались очень кстати. Когда-то давно уже была у меня неуклюжая попытка пробы подводного ползания, но краткая и скомканная... На этот раз идея подводных съемок принадлежала режиссеру. Я, как обычно, сказал "да, я попробую...". Продюсеры жались: дорого. Но мы были настойчивы. На набережной в Листвянке нас встретил эдакий викинг: светлые волосы, метра два росту... Три сумки снаряжения... Инструктаж. Облачение. Акваланги...
- Маска, - говорю, - неплотно прилегает..
-Это вам усы мешают,- улыбается
-Что делать?
-Сбрить..- опять улыбается, но глаза серьезные.
Легко сказать. И не хочу, и по сценарию нельзя.... Так и поплыл в неплотно прилегающей. Глубоко и долго не получилось... Заливало. Но все равно, интересно... Правда, как только я вошел во вкус - съемка и окончилась... Воду из Байкал пил, по сценарию нужно было. Но изнутри она муутная!... Да и сверху. По ней мотаются сотни катеров, оставляя масляные и бензиновые пятна. На катерах тоже прищлось покататься. На рассвете, во время съемок сцены оставления Кати – нашей героини – на Шаман-камне. По плану съемка стояла днем. Но днем, в толпе туристических лодок, под палящим солнцем, снимать было бессмысленно. Мы выехали на такси ранним рассветом и снимали около 7 утра, когда воду только покинул легкий
туман. А вечером того же дня нас долго катал в поисках локаций катер МЧС под управлением некоего Андрея, который периодически жаловался, что «нос чешется, но не пью». Найти в окрестностях нетронутый, неразрисованный, незамусоренный участок ландшафта почти невозможно. Полно палаток, лодок, катеров.
Еще в Листвянке располагается Музей Байкала. Много интересного, аттракцион с погружением... Огромные аквариумы с омулем, сигом,, бокоплавами, осетром и т.д. Даже две нерпы плещутся. Игривые такие...
Вечером последнего дня мы вдруг поняли, что Байкала-то толком не ощутили... Уломали Николая, несмотря на позднее время и перспективу ночного возвращения в Иркутск, посидеть с нами на берегу полчасика. Успели взять рыбки и пива до 11... Черт возьми, жизнь ведь теперь до одиннадцати... Потом - не у всех. У тех, кто успел до 11 запастись…
Омуль... Волшебное слово. Он тутошний кормилец. Помните, в "Девчатах": вы думаете картошка... А это... И - содержание поваренной книги.... Тут - то же самое, но про омуля: копчения холодного и горячего, вяленый, сушеный, жареный, маринованный, в горшочке, в ухе, малосольный, сырой, икра из омуля.... Даже водка и та - "Омулевка". Жестковатая, кстати.
Итак... Сидим на берегу... После всех дел. Все отснято. Вечер. Утром самолет. Разделали десяток рыбин разного приготовления... Даже барышни наши, брезговавшие до сего момента, решились попробовать. Но так, чтоб руки не марать. Кормлю с рук. Сценарист через два кусочка уже щелкает зубами и готова подпрыгивать за следующим. Нерп, наверное, так и дрессируют. Сидим, млеем... Даже ветерок не помеха... Нет ничего прекраснее сделанной работы... Все....все... Все...
- Может, в баню?. - молодой, крепкого сложения парень в красном спортивном костюме материализовался из ниоткуда.
Змей, соблазнивший Еву, был еще гуманистом...для людей, неделю протрясшихся в машинах, ушатавшихся на съемках проходок и недосыпавших больше, чем недоедавших, приглашение в навесную баню над водами Байкала в условиях отсутствия даже получаса времени звучало издевательством... Как мы ему в морду не дали - не пойму. Собрались. Уехали. Расстроились даже... Вернусь, думал, баню натоплю. Натопил. Но Байкала-то уже не было...

Настоящее впечатление произвел остров Ольхон... И впрямь красивое, даже величественное, но старательно, а потому - стремительно загаживаемое место. До него ходят от "материка" два парома, достаточно часто. У переправы очередь машин. Рыночек, несколько кафешек. Юрта - сувенирная лавка. Не успел зайти - купите это, а может, то... Ну, хоть это. А это вам тем более... Вышел раздраженный. Ну, нельзя так навязчиво продавать черт-те-что... Да еще по таким ценам... Рядом за прилавком парень с девушкой продают рыбу, страстно целуясь в отсутствие покупателей...
- крайне жаль вас отвлекать, - робко прерываю... Как ошпарил. Аж разлетелись. Отобрал себе рыбки...
- Сига нет? - спрашиваю
- Нет, дорого, - говорит парень, - берут плохо. Мы ж сами покупаем, - и добавил: - не ловить же...
И впрямь. Продавать, параллельно целуясь, конечно, интереснее, чем выходить в озеро, раскидывать сети, выбирать рыбу, возиться с ней... Все верно... Но вот что он будет делать, когда не станет тех, кому все это делать не лень?..
На пароме возникло минутное дежавю возвращения на Соловки, но... Высокие скалистые берега и прозрачность воды и вездесущий запах омуля быстро вернули все на свои места... На пароме, забитом машинами и людьми, находим место у борта. Благо, плыть недолго... Грузовая машина с откинутым бортом. В углу кузова гора тряпья. Вдруг из-под нее появляется рука. Почти в стиле "Зловещих мертвецов". За рукой появляется лохматая, опухшая физиономия похмельного мужичка... Увидев наши лица, заулыбался, замахал рукой... Вытащил «беломорину» из складок замызганной майки... Закурил.... Счаастье... И жив, кажись, и курево есть.
Парнишка-паромщик тоже сигарету достал... Удивляюсь:
- а на пароме разве можно? Закон...
Улыбается лукаво:
- НельзЯ, но мОжно. Не будь закона - нарушать нечего. Скучно будет, да?.. Давайте вместе нарушать, если хотите...
Убедил. Извлекаю из кармана рюкзака сигару. Закуриваю. Неожиданная реакция:
- Только вредно это. Для здоровья нельзя...
-Но можно же? - повторяю урок. Улыбается горделивой улыбкой учителя, довольного усвоившим урок учеником.
- Я только с армии...
- Где служили, здесь или куда усылали?
- Так в Подмосковье. В десантной.... Восемь прыжков!- гордость за себя перевешивает гордость за меня еще мгновение назад.
- У меня, говорю, один.
Оживляется.
- Вы тоже с десанта?
- Не, - явно разочаровываю и, наверное, чтобы не упасть в глазах собеседника так рано, привираю: - я - военный топограф по воинской специальности...
Ну, в принципе, если бы сложилась в моей биографии исполнение воинского долга, так бы, наверное, и было.
- Вот с армии пришел, - хмуро затягивается, - теперь тута езжу. Туда - сюда. Пять тысяч в неделю... А работа злая. Не пускать приходится. Досматривать... Я ему: не положено. А он, бурят, пьяный: че не пускаешь? Вот я тя найду... Че меня искать, я тут плаваю...
Пауза.
-Красиво у вас... - зачем-то говорю я. И это роковая коммуникационная ошибка.
- Что? - переспрашивает
- Красиво, говорю... - и пижонски обвожу сигарой окрестности.
- А, эт да, - выкинул окурок, махнул рукой и пошел швартоваться, явно утратив интерес ко мне как к собеседнику. Характерная реакция: когда общаешься с людьми в отдаленных уголках страны на общие темы (табак, рыбалка,где служил, что делаешь "по жизни", женат-нет-дети) - свой, человек. И отдача адекватна. Как только абстрактно о красоте мест - в принципе, тоже адекватна: турист, пустышка... В печенках у них эта красота.... При пяти тысячах в неделю...поэтому и на наш, в данном случае, съемочную, работу многие в регионах смотрят недобро: жируют, суки столичные, приехали, поотдыхали (а со стороны то, что мы делаем, и впрямь мало похоже на работу на среднестатистический взгляд: подумаешь, одни гуляют, другие на кнопки нажимают... Кайло бы им в руки... )И все за немалый рублик, как говорил шофер со звучным именем Иннокентий, возивший нас на Ольхоне. Правда, ему наша программа, показанная с планшета, понравилась... Ниче, сказал, прикольно... Живите, типа... Едем в сторону Песчанки. Точнее, через Песчанку к мысу Хобой. Едем - неверное слово. Ползем то вверх, то вниз. По сравнению с ольхонскими дорогами американские горки - развлечение для пост-инсультников во время реабилитации.
Из обычных туристических объектов - скала Шаманка. Красивое место. Никакой энергетики не почувствовал. Возможно, в суете съемок. Это прямо в поселке Хужир - крупнейшем поселке на острове. Спрашиваем у водителя:
- Где жить-то будем?
- Не тут, - отвечает, - в Хоронцах.... Пять килОметров отсюда. Там...
Лезу в интернет. Он выдает только один вариант проживания в Хоронцах: комплекс "Юрты". И впрямь, стоят юрточки белые. Удобства на улице... Барышни, измученные дорогой, чуть не взвыли. Оказалось, рядом с ними построена новая турбаза. Там нас и поселили. Называется "У пана". Милая, деревянная такая история. Почти семейная. Бассейн, баня, бар... Не "Риксос", но адекватненько... Берег озера в ста метрах. Рядом кемпинг.... Вечерком сели с оператором и режиссером на берегу, полопали рыбки пока камера писала закат.. Волшебненько. Переночевали и утром двинулись к северу острова.
Песчанка... Здесь в известные времена был лагерь. От самого лагеря сейчас нет и следа. Хотя место хмуроватое... Потом здесь был консервный завод. Его останки в виде мертвых и разрушенных бревенчатых зданий стоят в сторонке от магазинчика сувениров в такой же бревенчатой избушке... Ветер выдувает песок из-под корней и деревья как бы, висят над песком... Корни походят на ноги. Оттого их и зовут ходячими деревьями...
Десятки пазиков муравьями ползут по здешним, изрезанным корнями, дорогам, в основном, вежливо (чего делить-то на острове - все свои, всего человек чуть больше тысячи) уступая друг другу дорогу. Они везут туристов к крайней северной точке острова - мысу Хобой - вдающейся в Байкал скале, совершенно лысой от набегов туристов. Ездят по как бы проторенным маршрутам, но кто-то пытается срезать и получается еще дорожка... Сами знаете, там где прошел один - тропа, где сто - пустыня. До пустыни пока далеко, но, увы, небезнадежно... Еще по острову передвигаются на велосипедах, мотоциклах и пешком...ставят палатки, жгут костры. Бороться со всеми и контролировать всех работников Прибайкальского парка нет ни сил, ни средств, ни, как мне показалось со стороны, особого желания... Платили б за въезд и ввозимых туристов исправно. Впрочем, возможно, я сгущаю: информационные, предупреждающие щиты и пара деревянных туалетов для туристов на пути встретились. В принципе, кроме туристических услуг ничего здесь и не производят.
Хотя нет, еще на Ольхоне ловят омуля и сига... В отличие от Листвянки, где им торгуют, в основном, перекупщики, здесь, как правило, продают свое... Продавщица в киоске с надписью "Рыба". Женщина лет 45. Рыжеватая, русская...
- Рыбы нет сегодня. Мотор заглох - рыбак в море (!!!) не выходил. только холодного копчения...- и показывает на чуть больше десятка рыбешек небольших размеров.
- Ладно, -говорю, - давайте все. И закроетесь с чистой душой.
- Нет, - отвечает, откладывая три штучки, - людЯм-то надо оставить... Люди же придут другие.
Я чувствую вину.
- Спасибо. До дома-то довезу?
- Да... Че ж нет-то?
- А что отсюда еще везти,кроме рыбы-то?..
Ответ огорошил.
- Бурятку.- вполне серьезно отвечает.
Грешным делом, первое, что пришло в голову при названии "бурятка", что это какой-то алкоголь местный, второе (стыдно, наверное, должно быть) - венерическое заболевание.. Вот еще не хватало....
- Чего, - переспрашиваю, очевидно, с глупым лицом.
- Бурятку, - так же серьезно продолжает продавщица: - девушку. Они красивые, хозяйственные...
И поправила подобие прически.
Красивые бурятки - это отдельный аттракцион. Наш оператор, обаятельнейший Саня Кипер, рассказывал (тоже с чьих-то слов, конечно), что бурятка считается красивой, если к ее лицу приложить закопченную сковороду и щеки окажутся испачкаными, а нос - нет. Мы снимали кульминационную сцену серии, некий национальный бурятский праздник в усть-ордынске. Опоздали из-за водителя на два часа. Принимающая сторона напряжена, естественно... Ругаются. Мы оправдываемся. Неприятно. И одна из самых, так сказать, активно возмущенных именно щеками выделяются. Пытаюсь незаметно зайти с профиля: и впрямь носа не видно... Ну, на вкус, мужики, на вкус...
Хотя, бурятская барышня- официантка в ресторанчике около Усть-Ордынска попалась симпатичная. Может, метиска? Точнее, даже не в ресторане, а в позной. Позы или буузы.... Позы по бурятски, буузы - по монгольски. Пельмешки такие, крупные. Соответственно, заведения общепита, где они заявлены в меню, называются "позными" или "буузными". Рекламный щит на шоссе из Усть-Ордынска в Иркутск гласил: «Вкусные позы, 500 м.» Встречалось и пикантнее: «Позы от бабы Нюры». И - большими буквами: ЗДЕСЬ (ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ ЗНАК). В одном таком заведении в меню обнаружился целая страница: бурятская кухня. Правда, из всего заявленного, реальность ограничилась позами, бухлером (мясо конина) и чем-то еще... Заказал уху и к ней рюмку водки.
- Какой, - спрашивает местная красотка.
- А местной какой-нибудь... Есть?
- Хотите, - оживляется, - бурятской?
-А то!..ЕЩЕ БЫ Я НЕ ХОТЕЛ!!!
Готовят долго. Жрать охота. Приносят салатик. Пиво. И рюмку. Теплая. Внутренне напрягаюсь:
- Я же просил под первое.. Поставьте пока в холодильник...
- Я думала, вы попробовать....
Моя просьба явно воспринята как каприз, почти с обидой. Я искренне не понимаю сути проблемы: водка должна быть холодной....
Под первое приносит и впрямь запотевшую рюмку. Резкий запах кизяка. Хлопаю залпом. Черт, где ж водка? Оборотов двадцать, не больше. И вкус... Ой...
- Это бурятская, на молоке...- говорит.
- Понял, - морщусь невоспитанно.
В счете вижу слово "тарасун".
- Это че, - спрашиваю по- барски недовольно.
- Это то, что на молоке....вы же сами заказывали...
Отворачивается. Обиделась, дочь степей.
Сволочь я.
На празднике ребята, а особенно, ведущий, из бурятского ансамбля песни и пляски, не поняв, что главной героиней праздника должна быть девочка, всю свою энергию направил на мою скромную персону... И мне поют, и мне играют, и мне танцуют, и в мою честь... В общем, не совсем как надо по сценарию... Но, главное, пришлось бороться... С начала с одним бурятским парнем, потом с другим... Объяснил правила, рассказал, что на самом деле бороться положено только в кожаных трусах и сапогах... Но программа-то детская... Как-то... Странновато. Поэтому боремся, типа, в одежде... Я его - на себя, а ведущий:
- Все, - кричит, - проиграл! На колено нельзя. А в правилах об этом ни слова. Такая вот она, бурятская военная хитрость. Ведущий лукаво косит:
- А теперь с нашими девушками познакомлю. У тебя жена есть?
Показываю кольцо.
- Одна?
- Ну, кольцо-то одно...
- А, ну да. Это я пошутить хотел.
- Я понял. Я тоже...
Хохочет. Не уверен, что искренне.
Танцуют девушки. Хрупкие. Плосколицые. Около одной увивается малыш лет трех. Ну, оно и понятно, самая симпатичная (см. выше про симпатичность). Остальные - тоже бурятки. Перспективному увеличению числа жен не способствуют. По крайней мере, на огляд.
После ансамбля - по сценарию - сцена с шаманом. Шаман сурьезный такой. Очередь к нему в хибарку. Вышел. Оглядел нас. Фэйс-контроль типа...
- Так, - говорит, - швейцарцы были, англичане прошли... Вы, что ли, "моя планета"? Сразу видно, человек востребован. И свыше и сниже... Всех не пустил поначалу. Позвал режиссера с оператором. Сидим, ждем их. Долго ждем. Навевается картина: в хибарке лежит уже откинувшийся в кайфе оператор Саша Кипер, а у очага сидят окосевшие, обнявшись, Васильев в шаманском молохае и сам шаман и негромко поют "под крылом самоле...". Наконец, нас зовут. Пустил. Усадил. Остальных, кроме оператора, выгнал. Типа, таинство.
- Вы, - говорит, - веры какой будете?
- Агностики, - выпендриваюсь. Хмыкает и закрывает тему.
Минут пять типа экскурсии: здесь у меня это, тут - то...потом одел в типа национальные костюмы. Усадил рядком нас с барышней-героиней... Чего-то сжег, молоком брызнул, побубнил... Ленточки повязали на столбик... Вручил Катерине амулет... Все. А большего вы и не хотели типа...
Заметили увеличение частоты употребления словечка "типа"? Ну, уж какой обряд, такие и выразительные средства.
Жаль, что в итоге бестолковости организации съемок мы так и не увидели Иркутска, проведя в нем несколько ночей. Так, из окна автобуса: набережная, памятник Колчаку вдали... Ну, это как у Ерофеева: Кремль, Кремль...
Правда, в самолете взгляд падает на ленту контроля ручной клади. Надпись: «Ручная кладь. От Иркутска». Так и просится дополнение: с любовью. Или вообще уж написали бы прямо: «от благодарных иркутчан». Им все равно, а мне - приятно...

Прибайкалье. Июль 2013.
*проект «Уроки географии» затеян РГО совместно с телеканалом «Моя планета» в 2012 году. Съемки проходили в 10 разных регионах России. Съемочная группа в составе: я-ведущий, Дима Васильев – режиссер, Саша Кипер/Саша Меньшов/Дима Грачев – операторы, Ксюша Кашина/Илона Шульц – автор сценария. Плюс в каждой командировке с нами был один ребенок-герой программы. В принципе, аналогичные заметки можно было бы вести в каждой поездке. Но не всегда хватало душевных и физических сил… Возможно, со временем, впечатления оформятся полностью… Но уж больно большая это работа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment