?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Глава третья
ivakol1
Знаете анекдот про кота? Ну, которого кастрировали и он стал методистом? Я двадцать лет над ним смеялся. Двадцать лет данное слово вызывало глухое раздражение... И уж тем более - люди, им обозначаемые. В большинстве своем - тетки или тетечки со сверлящим неуютным взглядом, поджатыми губами и острыми локтями, готовыми толкаться за куцее место под осенним солнцем. Ибо методическая работа для большинства из них и впрямь, увы, глубокая осень. В школе учительствовать устала, энергетика не та, больше ничего не умеешь, высоко в начальство не выбилась, остается двигаться, как говаривал герой фильма "Москва слезам не верит" по профсоюзной линии, в нашей отрасли означает - по методической. И дотянуть на остатках горючего на тихом бреющем до аэродрома под названием "пенсия", уча учить учителей. Отчитываясь о проведенном, заслушанном, внедренном, апробированном, организованном... Некогда талантливый учитель, не учащий детей, превращается в мелкого чиновника. Недоначальника и переподчиненного. И бросить бы эту бодягу и вернуться к детям - они простят. Но человек уже перекроен изнутри. Он отравлен внутренними интригами, развращен мелкими подношениями, затюкан начальством. Да и уроки отвык давать. Тем более - дарить. И даже если он возвращается в школу - не в каждом случае, конечно, любое правило зиждется на исключениях - то несет он с собой уже не разумное, доброе, а навыки мелочной борьбы с коллегами, серпентарную привычку к негативному оцениванию и злющую обиду на несправедливое устройство жизни. К чему я это все, спросите вы. К тому, что когда я сам вдруг обнаружил себя в должности методиста, обложенного планами, отчетами и прочим, я ужаснулся. И начал судорожно, инстинктивно спасая душу, делиться с коллегами методическими идеями. Они их принимали. И даже небезуспешно реализовывали. И вот, однажды весной, в час небывало желанного момента окончания рабочего дня одна из коллег... Вот тоже, в родном богатом языке слово "коллега" употребляется бесполо. А в не в пример менее богатом языке - словацком - имеется на этот случай красивое обозначение "коллегиня"... Так вот одна коллегиня, талантливая как Тарапунька, харизматичная как Штепсель, работоспособная как кенийский невольник, но мучимая, прямо съедаемая изнутри комплексом недооцененности как-то спросила: а вам не жалко вот так, за "просто спасибо", отдавать свои идеи другим? Я углубился в ответ. К моим многочисленным недостаткам относится привычка отвечать на простые вопросы обстоятельно. Мне простой вопрос задали, риторический, из вежливости, хотели приятно сделать, а я - шандарах лекцию о смысле бытия. Которая тщательно спрятала в себе мысль, собственно, которой можно было и ограничиться. Внимание, мысль: ключевым признаком мастерства является не только качество предъявляемой работы и изящность ее исполнения, но и щедрость, с которой вы делитесь с миром этим мастерством. Хорошо, черт возьми, сказал! Но длинно. Если проще: ну, придумал ты штуку. Удачную, да гениальную даже. Молодец. Дальше что? ну, продай, коли талант к этому есть. Но сразу. Держать ее в столе в надежде, что кто-то отдаст за нее миллион? Так и миллиона не будет, и люди ей не воспользуются, и умрет она в ящике стола без воздуха, устареет через недолго. Отдай ее, не мелочись, ты себе еще придумаешь... Дряхлость начинается с дрожания над старым барахлом. И интеллектуальным тоже. Поделись. И освободится место в багаже для чего-то нового. А то вдруг самая гениальная идея придет, а места для нее не окажется?
Итак. Уже упомянутая Словакия. Центр Европы, как тут думают. И пусть согласны не все, но, собственно, словакам наплевать, что думают другие... И сильны они этой незлой, подкупающей самодостаточностью. Лето. Зелень. Горы. Озеро. Пляж. Кабак. Какой пляж без кабака? В нем, как и положено, разливают. Ну, окромя пива и прочего, еще и кофе. По словацки "кава". И в меню, крупно и подробно расписанном мелом на доске над барной стойкой, числятся в основном составе сборной: кава американска. Все понятно. не задерживаемся, идем дальше. Кава турецка. Это когда мелко молотый кофе заливают кипятком и получается такая бурда кофейная. Бррр. Далее кава эспрессо. Тоже ясно. Кава француска. Это типа капучино. Вообще -то капучино это, скорее, кава итальянска. Ан нет, такая тоже есть. Это эспрессо, но с лимоном. А еще есть кава шпаниэльска. К собакам отношения не имеющая. Это по испански. С перчиком. На любителя. Простор для изобретательства африканского происхождения чудный напиток дает почти бесконечный. В Стамбуле вам подадут его с холодной водой. В Лондоне со сливками. В Норвегии или Финляндии крепкий и непременно черный. Во Франции - в самых разных вариантах. У нас дома, вечером, после ужина, вам подадут черный свежемолотый кенийский или колумбийский кофе, сваренный в турке ( или джезве?), с легкой нежной пенкой, с корицей и лимоном (или сливками) и к нему обязательно рюмочку чудесного чешского "Фернета".Чехи слизали у итальянцев рецепт черного травяного бальзама. У них он называется "Шток". И попутно накреативили еще два побочных ответвления: лимонный и апельсиновый ликеры. Апельсиновый, на мой вкус, жуткое липкое пойло. А вот «Фернет цитрон» - удивительная штука. Хотя тоже липкая. Где-то отдаленно на него был похож популярный в 90е ликер производства московского завода "Кристалл" под названием "Кофе с лимоном". Один приятель спаивал им девочек. Девочкам нравилось. И они спаивались. Почему-то чешские «фернеты» у нас не продают. Жаль. Этот недостаток мы исстари компенсируем коньяком. В советское время приторным "Вана Таллин". В 90е еще пахучим "Амаретто". Можно, в принципе, любым ликером. Для тех, кто понимает. А для тех, кто не просто понимает, а понимает правильно - только фернет цитрон чешского производства. В зависимости от настроения. Можно хлопнуть рюмку и запить кофе. Тогда вкус контрастный. Или смешать. Тогда вкус сбалансированный. И, в обоих случаях, красивое, долгое послевкусие. Сладко-пряное, чуть обжигающее. И не опьяняет. Просто хорошо.
Так вот, Словакия, лето, горы... Пропускаем лишнее. ... Кабак. Подхожу к барной стойке и прошу каву эспрессо и трохи (немного, т.е. рюмку) «Фернета цитрон» до кавы (в кофе). Бармен(если к нему применимо подобное слово - такой толстый деревенский трактирщик) удивляется. Нацеживает кофе. Наливает рюмку. До кавы, - повторяю. И жестом показываю. Он удивляется: пречо? (зачем?). Хутно (вкусно), - говорю. Вы откуда? - спрашивает озадаченно. Из России, - говорю, - наливай. Он выполняет и с удивлением следит, как я, поблагодарив, возвращаюсь за столик к ноутбуку творить очередную нетленку. В Словакии я много лет работал. В большом детском лагере. Сочинял всякие движухи. И лучше всего мне творилось в какой-нибудь кафешке на берегу озера Почувадло под кружку пива с жареным в панировке овечьим сыром или под чашку кофе с фернетом или без. Итак, я вкушаю дымящийся напиток. Бармен наблюдает. Потом наливает себе кофе, добавляет «фернета». Вкусовое открытие отражается на крестьянском лице. Находит меня глазами и одобрительно кивает. Оценил. На следующий день, в старательно написанном мелом меню, вижу свежую строку: кава по руски. Как вы думаете, что под ним понималось?
Когда я рассказывал эту историю, мне частенько говорили те же слова, что и школьная коллегиня: не жалко, мол, идеи? Мог бы заработать, продав какому-нибудь ресторатору.
Нет.
Во-первых, ну чего в этом особенного? А людям приятно!
Во-вторых, я еще себе придумаю
В третьих, байка дороже. Деньги пропьются, а байка - нет. Как и мастерство. Ваше здоровье!