?

Log in

No account? Create an account

благословенны будут тропы...
ivakol1
Благословенны будут тропы,
Собравшие нас воедино
На стыке Азии с Европой,
Времяпаденья посредине,
На перекрестке “рано” с “поздно”,
На грани трех тысячелетий...
... Благословенны будут звезды,
Упавшие на склоне лета,
Где мы, насуетившись вволю,
Набегавшись и насобачась,
Просыпав пригорошню соли
(Поваренной. Столовой. В пачках),
Вдыхаем только полной грудью
И, кроме губ, не знаем пищи...
... Благословенны будут судьбы
Собравших нас и примиривших...

как умирают сказки
ivakol1
Как умирают сказки
Просто и безыскусно
Как прогнивают снасти
Некогда гордых яхт
Так же, как убывают,
В общем, любые чувства,
Медленно истлевая
И рассыпаясь в прах…

Как умирают сказки,
Тихо и незаметно,
Как механизм без смазки
Где-то на чердаке
Брошенный в паутине
Там позапрошлым летом…
Будто корабль в пустыне
На золотом песке…

Как умирают сказки
Медленно и печально,
И незаметно часто,
Просто настанет час…
Просто мы станем старше,
Просто взрослее станем…
Это совсем не страшно,
Я уверяю вас…

послушать можно http://ivankolechkin.ru/songs/sound/mns/13.mp3

казалось бы...
ivakol1
Казалось бы, победы наши
При всех поправках - навсегда.
Ночные факелы и марши -
И рудимент, и ерунда.
Но мнителен я, что ли, слишком,
Перестраховываюсь, что ль
Или с рождением сынишки
Вдруг обострились страх и боль.
и холодеет позвоночник
И поседеть готов вихор,
Когда я слышу среди ночи
Поддатый и нестройный хор,
Когда реальные ребята
Кричат Вполне реально "хайль"
И ждут шедевров жутковатых
От новых лени рифеншталь
И снова закипает пиво
В прошедшей через ад стране
И хорста весселя мотивы
Звучат все чаще и модней...
И жуть - не в весселе и пиве,
Не в копоти от факелов:
Из русских - ясных и красивых
Вполне литературных слов
И слоганы и песны свиты...
И раз возможен этот бред
так значит, что-то не добито,
И слишком рано умер дед...

про грушинский фестиваль 2009
ivakol1
Про грушинский 2009
(в тексте присутствует ненормативная лексика, являющаяся неотъемлемой, а потому - приемлемой его частью)
15 летие первой попытки поездки на грушинский фестиваль было отмечено первой моей на него поездкой...
Тогда мы собрались туда ансамблем "единство противоположностей", даже купили билеты. В итоге цирк(ансамбль) уехал, а клоуны (я) остались.
Потом каждый год у меня что-то не складывалось с поездкой: то кто-то болел, то накладывались другие путешествия или работа... Один раз не поехал просто испугавшись, что раз уж столько лет не получалось, то может, так и надо...
В общем, наконец, собрался. Прочел в интернете кучу субъективных "руководств по выживанию", пробился по сети в америку к славе надворецкому: не собиретесь ли, мол, друг мой, приехать на родину и вместе посетить фестиваль. Говорит: как раз собираюсь и то, и другое... И в такой приблизительно последовательности.
Покупай билеты. Буду, говорит, рад компании...
Лукавит, думаю... Зная круг, в котором обычно славка обитает, не верилось, что и вправду рад моей компании там. В силу непростого отношения моего к кспшному пьянству, к кспшному блядству и почти сектантсткой самоисключительности.
Собственно, поэтому когда-то я и перестал ездить в леса на слеты и на фестивали...
А поскольку обычно заметно реагирую на раздражающие факторы, славка некоторое время назад, как мне казалось(возможно, кстати, ошибочно), начал тяготиться нашим совместным пребыванием в одной компании больше суток. То есть, меньше суток - прекрасно, а дальше...
Однако, прилетевший живой надворецкий рассеял мои сомнения весьма искренним выражением радости по поводу предстоящего совместного предприятия. Видимо, и вправду давно не виделись - соскучился.
После приветственного сгребания меня в громозекоподобные объятия, старинный заокеанский приятель, правда, все же осторожно выразил опасения, что не все на грушинском может вызвать у столь утонченной натуры, как я, положительные эмоции.
обещанию быть предельно толерантным славка, кажется, не поверил. И вправду, толерантность моя подверглась на фестивале нелегким испытаниям. Да что там! просто грязным домогательствам подверглась моя толерантность. Но выстояла - уважаю.
В удивление меня повергло обсуждение того, что нужно брать с собой. В частности то, что вопрос о гитарах оказался, к совершенному моему изумлению, обсуждаемым. Прикольно, думаю, бардам на фестиваль без гитар ездить. Предложение, точнее предположение об участии в конкурсе (что не подвергалось сомнениям по умолчанию 15 лет назад) также было встречено скептически: ну, коли охота тебе таскаться по жаре по прослушиваниям... Да и бесполезно... Там критерии отбора странные... И правила игры не те, что раньше...
Ну, я как бы и не слишком рвался. И даже подумал, что правильно не ездил раньше, пока амбиции еще побеждали здравый смысл...
Не рекомендовано было также брать фотоаппарат и вообще электронные устройства: да ну, потеряешь...я не взял. А зряааа.
Из продуктов было рекомендовано: много. Спиртного. Крепкого. потому что там "или нет, или есть, но плохо и дорого... И далеко... "
А остальное - все можно купить. Много раз слышанное мнение, что можно приезжать вообще без ничего, только с деньгами и все купить на месте, славка однозначно подтвердил. А питаться не у костра, а просто в кафе(кафе - в лесу?дикость какая! Как я ошибался.) удобнее, вернее и экономичнее... А главное - спокойнее. Почему? Увидишь, - несколько зловеще предсказал слава, затянувшись сигаретой...
На следующий день мы встретились с рюкзаками и гитарами у станции красково. Удобство нашего географическрого положения позволяло не толкаться по метро, а напрямую доехать до казанского вокзала на электричке и пересесть прямо на соседнем перроне в поезд. Единственно, что нам нужно было сделать в момент смены транспортных средств - взять пожрать в дорогу... Ну, и по пиву... А то несерьезно.
В электричке нас ждало семейство авдеевых в количестве 4 человек. Вообще, людей с рюкзаками, едущих к тольяттинскому поезду,в одном нашем вагоне хватало. Люди с рюкзаками молча, подобно членам тайного братства, одними глазами здоровались.
Сережка авдеев (сергей геннадьевич. вообще, в этой компании, да и в былой нашей, как-то принята игра в отчества) - неплохой автор немалого количества достойных и (что только отягчает их достоинство) несложных песен, лауреат грушинского каких-то лохматых лет и славкин приятель еще с той, первой поездки.
Когда в конце 90х ансамбль наш распался и мы с надворецким выступали дуэтом, слава выступал и с ним параллельно. Даже вместе как-то делили концерты в клубах: отделение я, отделение - сергей геннадьевич. И весь вечер на арене - вячеслав викторович, аккомпанируя обоим.
Потом славка уехал в америку. Изредка возвращался, и они с настей снимали квартиры. В какой-то приезд им год довелось прожить в родном сережкином жуковском, что сдружило их еще больше. Мы с авдеевым как-то особо никогда не дружили, но приятельствовали через славку. И, изредка встречаясь, в общем, бывали и бываем всегда весьма радушны друг к другу...
Сережа ехал с семейством - женой и двумя детьми 7 и 9 лет...
Выяснилось, что мы едем в одном вагоне через купе (и обратно, кстати, тоже)... Их этот факт обрадовал крайне - я тогда еще не понимал, почему. Песни, что ль попеть, поболтать... Неа. Выпить и в бридж поиграть. Бриджем слава с серегой болели настолько, что... Ну, диагностически. Научили играть жен и ... по-моему, просто насильно усАживали их играть. Что славка умеет и любит играть, я знал всегда. Но что в америке игра превратилась в страсть, почти всепоглощающую, я не подозревал. Поиграть в бридж стало идеей фикс и на грушинском. Во время одной из игр уже на фестивале, я просто его испугался... Он настолько завелся, что делающего какие-то промахи партнера был готов чуть ли не убить... Оскорбляя, злясь... Вызывая сомнения в своей адекватности в момент ярости. Ужас... Лучше б пил. Вообще мне всегда казалось, что игра должна приносить положительные эмоции. Если она заведомо приносит раздражение - чего играть-то?
Впрочем, я обещал быть толерантным и это испытание тоже выдержал.
Впрочем, путь на фестиваль все же был посвящен не только игре, но и разговорам под коньяк из поллитровой авдеевской фляги... Что прекрасно.
Забавнее всего в поезде, да и потом на фестивале, вели себя дети. Старший авдеевский сын, как папа бриджем, абсолютно болел железной дорогой и поездами... он внимательно изучил и переписал в блокнотик все станции на пути следования, отсчитывал время, отмечал остановки галочками... Папа спрашивал с нижней полки: сынок, где едем? И мы немедленно получали обстоятельный ответ, где и за что проезжаемое через какой промежуток времени можно будет выпить из пробочки... Удобная мера.
Сын лишь переживал, что ехать так мало - одну ночь: станций мало... Уже на обратном пути на вокзале жигулевского моря папа-авдеев , глядя на расписание поездов, устало-мечтательно произнес: вот сын, какой я тебе хор-роший поезд нашел - москва-северобайкальск.
Добрый папа.
Остаток ночи мы с викторовичем в купе делились личными проблемами... Которых накопилось за отчетный год премного. На это хватило аккурат литровой бутылки глена клайда... Но утром оба чувствовали себя прекрасно - хорошо выговорились... Странная штука - старые друзья, с которыми иногда вынужденно долго не общаешься: то никак не найдешь общего языка, то - с полуслова все понятно и легко. Как вчера расстались.
Прибытие на станцию "жигулевское море" прошло без каких-либо происшествий... Решили было ждать электричку до платформы имени грушина, но на каком-то этапе ожидания поняв, что столько пива не выпьем, мы все же отловили замызганную газель, куда и загрузились с рюкзаками да гитарами (а их с авдеевской стало три). И еще довеском поместились подцепившиеся грушинцы, как потом выяснилось, из москвы, саратова и казахстана...
Водитель первым делом после оговаривания оплаты проезда, поинтересовался, куда нас везти, на который из грушинских. Оказалось, за год до этого в нашей многострадальной стране началась гражданская война бардов. Те, которые под гитару поют, по -старинке, остались на майстрюковских озерах бороться за чистоту жанра. а те, что с барабанами, под руководством иващенко перебрались на федоровские озера. Неподалеку. Расширять границы того же жанра. Мы решили консервативно ехать на майстрюковские.
Газель везла нас минут 40... Причем по дороге я понял, что коньяк плюс виски да столько пива в ожидании электрички(а на нее мы минут 50-то еще рассчитывали. Не могли ж мы пива не пить) после бессонной ночи и без завтрака - не совсем то, у чему готов мой (да и вообще нормальный) организм. И проспал часть пути.
По приезду на поляну нас встретил блок-пост, где некие люди стребовали некий экологический налог и, выдав кассовые чеки, предупредили, что больше никому платить его не надо... За что мы его платили я понял, увидев через неделю, во что превратилась округа после того, как волна грушинцев сошла.
Первая же попавшаяся нам поляна - торговая - была уже частично заставлена палатками и оклеенными целлофаном кафешками.
В одной из них мы и решили оскоромиться. Нам шустренько нажарили шашлыка, нарезали овощей и сыра, налили разливного пива. Стоило это как-то совсем не-по-московски... Судя по удивлению бывалых славки и авдеевых цене и сервису , качество обслуживания сильно выросло за год.
Впрочем, сомнения, что так и будет всю неделю у меня возникли и через несколько дней оправдались: с каждым днем готовили все хуже, медленнее и дороже... Но с голоду мы не умерли. Даже могли позволить себе немалое разнообразие рациона.
В дальнейшем каждое утро(около 9) начиналось с похода за кофе вдвоем со славкой, который тоже вставал рано почему-то... Хотя ложились мы оба поздновато, даже я б сказал... рановато.
После чего мы возвращались в лагерь... Встречали свежевставших авдеевых и "составляли им компанию" в деле выгула детей на выпас. Вместе уже завтракали основательно. и с пивом. Благо было уже около 11. Пива, оценивая скромно, пили много.
Алкогольных напитков там не продают строжайше. Пива же - залейся. И в бутылках, и в банках, и в кегах, и в разлив... причем, иногда (конкуренция!), можно было получить в нагрузку, к примеру, сушеной рыбки hand made. За качество не ручаюсь. Но пиво продавалось, по понятным причинам, не в стеклянных бутылках, а в пластиковых.
Один раз лишь увидел жигулевское в стекле с пробкой, отсутствующей в моей немаленькой коллекции. Естественно, купил. Мне попытались ее открыть и перелить в стакан и, в ответ на возмущение, извиняясь объяснили, что "никак нельзя". И только после того, как я клятвенно пообещал вынести и выпить его вне поляны и "вообще только из-за пробки", мне ее, дважды оглянувшись и трижды перекрестившись, продали нетронутой. Видать, сильно рисковали селяне, помогая разведчикам.
Разливного же пива - море разливанное... Недорогое, но и пригодное к употреблению только холодным, пойло под разными марками встречало по всей торговой поляне... И всюду раздавались или продавались пенки с логотипом типа "я люблю ярпиво".
Ярпиво и жигулевское самарское доминировали. Но можно было встретить и пензенское самко, и ижевское пиво и массу иных сортов. Правда, не всегда холодное. У края поляны торговали даже разливным от какой-то частной пивоварни. На фоне прочего, оно показалось прекрасным. Хотя явно дрянь.
Насчет крепкого алкоголя славка оказался прав. Мы еще докупили каких-то коньяков в жигулевском море и славка порекомендовал особо его не афишировать. И, в принципе, оказался прав. Пить же у костра всевозможные приносимые откуда-то загадочные напитки неопределенного происхождения, цвета и запаха было верхом самодеянности, которого я лично достиг за время фестиваля лишь единожды, сильно замерзнув у сцены ночью. Впрочем, предлагавшему человеку я мог, хоть и с натяжкой, доверять.
Шашлык, плов, пирожки (не гадкого вида), супчики... В принципе, что хотите. Вплоть до супа-мисо, роллов и суши... Суши-кафе просуществовало дня три. и в первый, пока владельцы еще не оскотинились, мы со славой с ощутимым удовольствием погурманствовали три раза в день. Правда, неплохо...
Готовить у костра было, как правильно предупреждал славка, накладно. Во-первых, за продуктами все равно надо было ходить. Во-вторых, из принесенных продуктов надо было готовить
безо всякой гарантии, что съешь. Чтобы понять почему, нужно представлять, что отличие грушинского от большинства других фестивалей и слетов состоит, как минимум, в количестве народу. Мест для стоянки не хватает катастрофически. Как правило, они расписаны... Наблюдал день на третий пару конфликтов из-за то, что кто-то "жопу приземлил, а наши тут сто лет стоят всей шоблой"....
Мы "бросились" в лагере, центровой фигурой которого был старинный наш знакомец женя шобанов, в кспшных кругах проходящий под кличкой Дух. Весьма массивного телосложения персонаж с, как мне всегда казалось, очень добродушным характером, и непутевой с обывательской точки зрения судьбой.
Это один из наиболее заметных кспшных тусовшиков на протяжении многих лет, а теперь уже и десятилетий. При впечатляющей осведомленности обо всем происходящем в кспшной жизни и невероятной общительности, он так и не вышел, однако, в официальные функционеры движения, а остался тихим партизаном по причине катастрофической ленивости... И нежелании что-то менять в сложившемся укладе. Причем, я и раздолбаем-то его бы не назвал. Любитель жизни во всех ее проявлениях, неутомимый некогда "разносчик" записей, разумеется, пиратских, он активно распространял когда-то наши кассеты и пластинки. Но за много лет его "бизнес" так и не избавился от кавычек. И хотя он до сих пор продает на слетах какие-то пиратские диски, делает это все более лениво... на этом грушинском женька как-то все собирался идти торговать, собирался, собирался... Даже сходил как-то раз. Но, по-моему, большую часть товара так и увез обратно. При том, что покупателей, в общем, хватало несмотря на то, что многое сегодня можно просто скачать из интернета. Кстати, сам я дисков привез с грушинского... Одну штуку. Купил диск исаева. А в остальном... Почти нечего покупать. Немного официального эксклюзива(кстати
недешево) и масса пиратской продукции сравнительно однообразного содержания.
Когда-то, в той, ансамблевой жизни женька шобанов был одним из тех, кто помогал нам, как мне кажется, сравнительно бескорыстно... И за это я преисполнен к нему всяческих ностальгически-хороших и добрых чувств... лет 10 мы почти не общались. Хотя во время этих "почти" он также вызывал у меня преимущественно симпатию.
Однако, славка всю дорогу ворчал по поводу необходимости присоединения к духовской стоянке. Объяснял он свои опасения и неудовольствие каКими-то участившимися в последние годы проявлениями духовского характера... Как ни старался я на грушинском найти тому подтверждения - никак. Обычный симпатичный по-человечески Дух...
В итоге, уже перед отъездом, Славка и серега пришли к выводу, что дух был и вправду неплох" в этом году"... Я непонимающе пожимал плечами.
Дело в том, объясняли мне мои спутники, что женькино поведение зависит в большой степени от окружения и в на этот раз все было сравнительно цивильно. А бывали годы... И следовали истории про пьянство, блядство и наркоманство, сочетаемые с жлобством, халявством и т.д.
Я продолжал пожимать плечами...
Компания у костра, распологающегося традиционно метрах в 70 от основной сцены, и впрямь оказалась диковинно разношерстой... А если принять во внимание общительность Духа, то в лагере мог появиться кто угодно.
И проверить, вправду ли это гость или какой-нибудь разносчик неприятностей или просто шакалящий пожрать-выпить халявщик, не представлялось возможным. На подмосконом слете - от одного-двух пришлых персонажей нас бы не убыло. Но тут-то десятки тысяч людей, а значит, и халявщиков - не прокормить... Поэтому никакой готовки на костре практически не происходило. Все питались произвольно: кто-то шакалил по знакомым у костров, кто-то втихую готовил на примусочке в палатке, кто-то, подобно нам, ходил по кафе... Кто-то декларированно публично худел!.. Впрочем, несмотря на демократичность цен, кафешное питание было по карману не всем.